4. Место пожилых в культуре постмодерна. Потребительские тренды.


Открыть содержание курса

Тема 4. Место пожилых в культуре постмодерна. Потребительские тренды.

Нам свежесть слов и чувства простоту
Терять не то ль, что живописцу – зренье
Или актеру – голос и движенье,
А женщине прекрасной – красоту?
Но не пытайся для себя хранить
Тебе дарованное небесами:
Осуждены – и это знаем сами –
Мы расточать, а не копить.
Иди один и исцеляй слепых,
Чтобы узнать в тяжелый час сомненья
Учеников злорадное глумленье
И равнодушие толпы.

Анна Ахматова

В эпоху постмодерна (т.е. после «нового времени», принято считать, что эта эпоха начинается примерно в 1970-80гг.)  человеческая практическая деятельность и социальные взаимодействия начинают рассматриваться как производные от процессов коммуникации, ее содержания, форм организации и технических средств.

В «пространстве культуры и коммуникаций» теперь рассматриваются процессы, которые в Х1Х веке казались определяемыми в первую очередь экономикой, а именно процессы дифференциации классов, групп (страт)  и слоев в обществе. Так, К. Маркс считал, что отношение к средствам производства является основным классо- и стратообразующим принципом.

Но сегодня значительное число социальных мыслителей признаёт, что производственные отношения в целом являются не первичными, а производными, и определяются включенностью активных социальных деятелей, людей или групп, в воспроизводство существующего знания, коммуникаций и их культурных рамок. Социальные и культурные рамки общества трансформируются. Отсюда возникает беспокойство о новых формах социального исключения – исключения тех, чьи знания устарели, а навыки недостаточны для включенности в более сложные пространства коммуникации, чем телевизор.

 Преобладание биодетерминистской (17) концепции старости как среди специалистов, так и в общественном сознании вело к формированию новых социальных фобий и страхов – страхов старения и формированию того современного типа культуры, где огромные усилия и средства вкладываются в то, чтобы выглядеть моложе, не уступать молодым ни в чем, и т.п.

 Примеры обещающих чудесные результаты омоложения салонов красоты читатель может найти, пройдя по следующей ссылке: http://yandex.ru и ввести в поисковую строку "салон красоты и молодости"

Весьма популярны и спортивные мероприятия для пожилых, вплоть до международных. Тут можно высказать определенные сомнения, насколько полезны для здоровья экстремальные соревновательные нагрузки. Давно известно, что спорт – не физкультура, что Олимпийские игры, в известной мере, можно сравнить с тотализатором, но вкусы современного общества далеки от понимания пользы умеренности и направлены на успех, в том числе, спортивный. А вот физкультура всем и, особенно, пожилым безусловно полезна. О роботе-тренере для пожилых посмотрите, пожалуйста, запись (18)


Роботы освоили профессию фитнес-тренера

В современном российском обществе по худшим западным образцам быстро развился культ потребления и удовольствий, превознесение молодости и красоты. Подтверждается мнение Й.Хейзинги (19), что современное общество свое поведение приспосабливает к ребяческому: игровые модели поведения, демонстрация силы (парады, марши), культ телесности. Переоценка ценностей приводит к выдвижению молодости как лучшего из возрастов,  как мерила «человеческого» в человека.

В многовековой истории культуры отсутствует единое основание (архетип) старения. В общественном сознании с древнейших времен до наших дней можно зафиксировать наличие двух противоречивых образов старости: образа мудрого старца и образа немощного старика.

Эти два представления успешно конкурируют уже много тысячелетий. Они породили немало мифов о пожилом возрасте и как следствие – связанных с ним социальных проблемах. Обратите внимание, что сами старики на наших иллюстрациях улыбаются. Первый портрет, Образстарца Амвросия Оптинского,  так и называется «Ангельская улыбка», хотя Амвросий и мудр, и немощен. Улыбка китайского старца контрастирует с мощью оседланного им быка…

Столкновение и борьба мудрости с немощностью – центральная тема дискуссий о старости, в том числе,  современных. В настоящее время идет быстрый процесс десакрализации (20) старости: образу мудрого старца легко противопоставляется свободная и стремительная молодость. Геронтофобия (21) становится существенной характеристикой повседневного миросозерцания, а часто и поведения. 

Невооруженным глазом проявления конфликта поколений и неприятия старения можно увидеть везде в повседневной жизни. Особенно в этой ситуации достается пожилым женщинам. Здесь устойчивые патриархальные традиции нашего общества берут верх над всякой толерантностью, и пожилые женщины особенно заметно вытесняются в сферу сугубо частной жизни, где они, в свою очередь, годятся только растить внуков и разбираться с сортами растительного масла, как это представлено в известном рекламном ролике «о хорошей хозяйке».

Даже бывшие голливудские звезды стареют вопреки мечте о вечной молодости и красоте, которую они воплощают: http://www.youtube.com/watch?v=3EJ_UBgjpW0 – ролик Madame Hollywood (feat. Miss Kittin)- Felix Da Housecat (22).

Социальные науки пестрят мнениями от полного принятия до полного отрицания возможности преемственности поколений. Одни авторы обосновывают идею глобального всеобщего разрыва между поколениями, который постоянно увеличивается. Другие подчеркивают, что представления о росте межпоколенных различий иллюзорны, а межпоколенные взаимоотношения носят маятниковый характер, и периоды конфликтов чередуются с периодами преемственности.

Общим положением названных выше позиций является принятие толерантности и преемственности в отношениях как основополагающего условия развития общества и необходимости осторожной оценки темпов социально-культурного обновления. Без содержательного взаимодействия людей разных поколений невозможно существование общества как такового.

 В свою очередь, межпоколенные отношения, отмеченные нетерпимостью и негибкостью, заключающиеся в «абсолютном обновлении» или «абсолютном разрыве», не могут быть позитивными, так как влекут за собой риск распада единства социального и исторического пространства и времени.

Конфликт поколений настолько жив в российском обществе, что в нем переплетены другие типичные для наших дней антагонизмы между городом (населенным молодежью) и сельской местностью (пристанищем пожилых людей), в досуговой сфере – между музеем и современным кино, высоким и массовым искусством, элитарной и поп-культурой, и т.д.

В настоящее время возраст продолжает выступать значимым определителем жизнедеятельности и жизнеосуществления индивида. Обратившись к современным работам, посвященным старшему возрасту, можно вычленить «теорию стигматизации», а также «теорию возрастной стратификации», в которых последовательно проводится мысль о дискриминируемом положении пожилых людей.

Современный американский социолог Н.Смелзер (23) указывает на сторонников теории распределения материальных благ, которые выделяют пожилых людей в определенный социальный слой, находящийся в более неблагоприятном положении, чем другие возрастные группы, так как, по их мнению, представители «третьего» возраста больше дистанцированы от богатства, власти и престижа.  

Другие исследователи, напротив, отмечают, что в современном обществе по ряду параметров пожилые являются наиболее обеспеченной группой. Так, их текущие доходы уменьшились с выходом на пенсию, но объем накопленного имущества наибольший по сравнению с другими возрастными группами. Это характерно и для России, где по обеспеченности жильем и другими видами накопленного имущества  пожилые явно обгоняют молодежь.

Третьи отмечают, что накопленное имущество пожилых зачастую трудно капитализировать по разным причинам, в том числе из-за нежелания самих стариков. Поэтому в России накопленное имущество не работает на улучшение жизни в пожилом возрасте, что характерно для стран Запада. И если пожилые на Западе в последние годы являются равноправными участниками «потребительской гонки», то российские явно отстали на многие годы. Однако именно этот момент вряд ли можно оценить как однозначно отрицательный.

Взаимоотношения пожилых людей и общества могут зависеть от многих причин, они не оставались исторически неизменными в значительной степени определялись социально-экономическим укладом и нравственными критериями, которыми общество руководствуется.

Современные социальные технологии «активизации и участия» направлены на то, чтобы помочь пожилым быть нужными обществу. Самое простое решение – оставлять на рабочих местах всех желающих, тем более что в сегодняшней России основной дефицит – человеческие ресурсы, профессионально подготовленные люди, а таковых среди пожилых очень много. Обновить их технические навыки можно довольно  быстро…

Недаром на Западе существуют льготы, связанные с отсроченным выходом на пенсию для топ-менеджеров и университетской профессуры. В той же Франции, митингующей весь октябрь 2010 г. против повышения пенсионного возраста до 62 лет, давно есть практика продления работы университетской профессуры до 72 лет, которой сами профессора гордятся. Напротив, в Германии, где статус «пожизненного профессора» довольно редок, уход на пенсию в 65 лет комментируется, как травмирующая и дискриминирующая практика.

Тем более никто «не выгоняет» из профессиональной деятельности частнопрактикующих врачей и юристов, поскольку именно в этих двух областях деятельности опыт чрезвычайно важен, а частной практикой люди занимаются столько, сколько сами хотят, если есть спрос не нее.

Важно также отметить, что общественное мнение в России преувеличивает степень бедности и зависимости пенсионеров. Даже потому, что в эту социальную группу включаются люди в возрасте от 55 до 90+ лет, очевидно, что она крайне разнообразна. Все больше пожилых людей не уходят не пенсию, а продолжают работать, не потому, что пенсия мала (в ряде европейских стран она компенсирует 55-60% утраченного заработка), но потому, что не хотят «превращать в ничто» (в современной философии есть понятие «обничтоить») собственную жизнь.

Это соответствует тенденциям многих развитых стран, где также пожилые люди добиваются возможности оставаться на работе и подходящих режимов труда. Давно известно, что уход на пенсию «запускает» процесс старения, является его важнейшим ускорителем, поэтому обозначается как «социальная смерть».

Кроме того, «послевоенные поколения бэби-бума» везде довольно многочисленны и недооценены как активные потребители. Нам кажется, что и заказ путешествий/билетов со скидками и другие покупки по Интернету в ближайшем  будущем будут для пожилых весьма актуальными. Собственно, это не раз уже было отмечено маркетологами (24).

Остаться в обществе, даже уйдя на пенсию, крайне актуально в России, где старшее поколение привыкло ориентироваться на внешнее одобрение и считать значимой и осмысленной лишь вовне ориентированную деятельность. СМИ сегодня «поднимают» роль матерей. Однако наличие поддержки бабушек играет огромную роль в реализации планов молодежи, позволяя совмещать карьеру и рождение детей, особенно учитывая неспособность властей решать такие простые инфраструктурные проблемы, как предоставление мест в детских садах всем нуждающимся. О том, как важен этот вклад пожилых женщин в преуспевание молодых, а, следовательно, и общества, говорится и пишется совершенно недостаточно.

Контрольные вопросы

Какие изменения в современной культуре называют постмодерном?
Как менялись имиджи возрастных групп при переходе к постмодерну?
Почему пожилые оказались «вытесненными»?
Как связаны молодость и потребительские практики современного общества?


Открыть содержание курса