квест для жителей спб

АКМЭ– возраст взрослости


Открыть содержание курса

 


(А. Шварценеггер с семьёй. 1996 г.) 

Введение

В том зонде, который американцы запустили в космос для того, чтобы «дать знать»  возможным разумным обитателям Вселенной, что на планете Земля есть разумная жизнь, изображены люди взрослые, - обнаженные мужчина и женщина. Не дети, не подростки, не старики.  Изображены «просто люди», для которых проблема возраста как будто не существенна. Существует некоторое «плато», примерно от 20 до 70 лет, когда возраст «не существенен». Это означает, что возраст, в котором пребывает человек, «не важен», т.е. – время его жизни подчинено, скручено, поставлено на службу человеку как своеобразная машина.

Говоря о взрослости мы  говорим об  акмэ (др.-греч. ???? - высшая точка, вершина) - соматическое, физиологическое, психологическое и социальное состояние личности, которое характеризуется зрелостью ее развития, достижением наиболее высоких показателей в деятельности, творчестве. Считается, что данный период в жизни человека приходится на возраст от 30 до 50 лет.. Это вершина, рассвет, это зрелый возраст. Здесь, с одной стороны, перед нами возраст  забытого бытия, который  может представать как своеобразное «бесстрашие», бесстрашие дающееся забытостью. Ведь в  детстве как и в старости, где бытие только становится или, соответственно, - заканчивается, люди, дети и старики, сознательно или бессознательно, явно или скрыто все время - трагически - помнят о начале и о конце. Но зрелый, взрослый  возраст, который имеет свое становление и исчезновение только на мерцающем горизонте, может не помнить о бытии, или - не хочет о нем помнить. Правда, в моменты «кризиса зрелого возраста» вдруг, совершенно не уместно, взрослая жизнь в её кажущемся «бесстрашии» вдруг мучительно прерывается  воспоминанием о бытии. Здесь происходит то, что  А.К. Секацкий Секацкий Александр Куприянович – российский философ, публицист, писатель; доцент кафедры социальной философии и философии истории Философского факультета СПбГУ.    назвал «явка взрослого с повинной».

Обычное время взрослого человека представляется бесконечным в своей повторяющейся цикличности, в «скучноватой», а то и просто скучной, но уютной бесконечности. Кажется, что ритм дней и вечеров, праздников и буден, дней рождения и отпусков, командировок и шагов продвижения по службе - всё это будет длиться вечно. Детство уже забыто, о старости «не думается».

Возраст взрослости задается по крайней мере двумя «параметрами». Во-первых,это привычки, стереотипы. Определение взрослого человека или человека  акмэ (др.-греч. ???? - высшая точка, вершина) - соматическое, физиологическое, психологическое и социальное состояние личности, которое характеризуется зрелостью ее развития, достижением наиболее высоких показателей в деятельности, творчестве. Считается, что данный период в жизни человека приходится на возраст от 30 до 50 лет.    - это человек устоявшихся привычек или сложившихся стереотипов. Стереотипы «заменяют» самоопределение и самоидентификацию. В зрелом возрасте, как кажется, тема напряжения  в возрастной идентификации и самоидентификации, отходит на второй план.

Для новоевропейской цивилизации на самом главном месте стоят стереотипы профессионализма, важнейшая модификация  стереотипов социальной идентификации. Именно о взрослом мы говорим, что это, к примеру, хирург, или сантехник, - или медсестра. Профессиональные идентификации для ребенка ещё не имеют смысла, а для старика они уже теряют смысл (характеризуя старика, мы иногда говорим опенсионере, что представляет весьма своеобразную «профессию» с оттенком иронии).

Определение взрослого в рамках новоевропейской цивилизации – взрослый – это состоявшийся  профессионал. А если он как профессионал не состоялся, то он и не взрослый в полном смысле слова. Стереотипы в широком смысле, как неподвластное времени, как ритуал, традиция, как метод, как культура, философия – вот что может если не спасти, то, по крайней мере, – утешить взрослого. Сквозь призму стереотипа возникает возможность ответственности, как важнейшей социальной характеристики взрослого человека.

Шон Коннери в роли Джеймса Бонд
(Шон Коннери в роли Джеймса Бонда)

Во-вторых, взрослый человек – человек не творческий по определению, хотя казалось бы именно взрослый человек находится в расцвете своих сил, о которых часто говорят не вполне продумано: «творческие силы». Однако, за расцвет сил, за уверенность и самоуверенность надо платить дорого. Поскольку взрослый обнаруживает себя как творческая личность, он тут же теряет свою уверенность, которая рождается в действии по шаблону, - задается ему профессиональными стереотипами. – Тогда взрослый, неминуемо «впадает» либо в детство, либо в старость.

Взрослый как система стереотипов

Как конкретно выстраивается «взрослый возраст»? Каким образом возникает (конечно, иллюзорное) чувство относительной победы над стихией  Кроноса (или Хроноса) Кронос, Крон, Хронос (др.-греч. ??????) - в древнегреческой мифологии - титан, младший сын бога Урана (неба) и богини Геи (земли). Первоначально - бог земледелия, позднее, в эллинистический период отождествлялся с богом, персонифицирующим время, Хроносом (др.-греч. ?????? от ?????? - время).   .


(Кронос)

Рассмотрим подробнее, как «взрослый возраст» выстраивается с помощью системы  динамических стереотипов, с помощью системы привычек, которые на социокультурном уровне переходят в ритуалы и  в традиции. Прежде всего – поговорим о привычках.

Именно система стереотипов кажется взрослому  развитым сознанием, способностью рефлексии, - способностью к рациональному овладению миром. На каждый вопрос уже есть уверенный ответ, непреложно правильный. Когда же возникают мерцающие неопределенности, когда мир вдруг кажется не таким простым, у взрослого есть «абсолютное оружие», которое помогает в критических ситуациях. Не только рациональное сознание, но и ирония, как своеобразное «сознание в квадрате», помогает сохранить взрослому хорошую мину при любой игре.

Но главное – это привычки. Они важнее разума и иронии. Когда мы говорим о привычках, то русскому  вспоминается, по крайней мере, строки   А.С. Пушкина, ставшие уже афоризмами: «Привычка свыше нам дана, Замена счастию она».И конкретное, несколько ироническое описание бытовых привычек Лариной из «Евгения Онегина»: «Ходила в баню по субботам/ солила на зиму грибы».Привычки – это тот каркас, который как бы держит время взрослого человека в  норме. В детстве привычки жизни (сама «привычка к жизни») только складываются. Скажем, какое мучение – это ежедневное «чистить зубы» или «умываться»! В старости привычки медленно разрушаются, и это не менее тяжело, чем «внедрение» привычек в детстве (скажем, наступает момент, когда утренний  туалет превращается для старого человека   в серьезную проблему. В целом, уход на пенсию страшен человеку именно потому, что разрушаются системы устоявшихся привычек, связанных с работой).

Итак, мы уже дали первое определение взрослого: взрослый – это человек устоявшихся привычек, - сложившихсястереотипов. Далее мы будем использовать более «научное» слово «стереотип», оставив бытовое слово «привычка» в тени. Хотя, стереотип – это и есть не более чем привычка, но в других контекстах.

Итак, говорить о стереотипах и привычках – это говорить о времени взрослого; стереотип это фундаментальная  темпоральная  Когда мы говорим в данном контексте о темпоральности, то мы имеем в виду самое общее философское представление о времени.   идея. Каждый из нас, один и плечом к плечу  с друзьями и коллегами, пожизненно ведет безнадежную схватку с Кроносом. Стереотип – это мощное, (хотя и обоюдоострое!) оружие в этой битве, которое позволяет человеку выстоять  некоторое время взрослости, до тех пор, пока хтонический Кронос  не поразит нас в старости этим нашим собственным же оружием.

Понятие «стереотип» в  гуманистике Гуманистика Гуманистикой именуют комплекс различных дисциплин, изучающих человека с различных сторон.    употребляется в двух смыслах – широком и узком.

Во-первых, как определенная постоянная форма действия, константная (неизменная, относительно независимая от времени) форма человеческого бытия,закон бытия человека или социума. Стереотип здесь предстает как нечто пребывающее вне времени в бытии. Стереотип, как известно, происходит от греческого „stereos“, что в частности, значит «постоянный», как, например, в античном архитектурном термине  [ Показать / Скрыть ] Стереобат Стереобат (греч. stereobates) в античной архитектуре, цоколь храма или колоннады.   . Стереотип в некотором широком смысле предстает как  эйдос Эйдос (греч. eidos - вид, образ) - термин древнегреческой философии и литературы, который имел много различных значений. Первоначально обозначал «видимое» или «то, что видно», но постепенно получил более глубокий смысл как «конкретная явленность», «телесная или пластическая данность в мышлении». Эйдос, в частности, выступал как сущность, правда, так или иначе видимая. Для Платона имеются различные значения эйдоса, но особенно характерно понимание эйдоса как субстанциальной идеи. Скажем, в мире существует много женщин, но существует нечто самое главное, некоторая «субстанция», которая объединяет их именно как женщин. Это - «женственность», вот она и есть эйдос, выражающий сущность, главное в каждой женщине.   . Здесь понятие стереотипа принимает не только просто положительный, но один из высших положительных смыслов.

Стереотип – это основа ритуала, традиции, а в  новоевропейской повседневности -  основа привычки, навыка. В Павловской теории высшей нервной деятельности в этом последнем смысле говорили о  «динамическом стереотипе» Ср.: И.П. Павлов «На большие полушария как из внешнего мира, так и из внутренней среды самого организма беспрерывно падают бесчисленные раздражения различного качества и интенсивности. Одни из них только исследуются (ориентировочный рефлекс), другие уже имеют разнообразнейшие безусловные и условные действия. Все это встречается, сталкивается, взаимодействует и должно в конце концов систематизироваться, уравновеситься, так сказать, закончиться динамическим стереотипом».   . 

Стереотип предстает здесь как  средний член в известной риторической прописи:«Посеешь поступок - пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Обратим внимание, что привычка в этом афоризме соединяет между собой субъективное и объективное, соединяет волю и  стихию.

Вот именно поэтому стереотип и предстает как акмэ, что на этом этапе взрослости человек одерживает победу над временем

Во-вторых, стереотип в узком смысле, приобретает отрицательную оценку, что вполне закономерно. Вслед за Уолтером Липманом говорят о социальном стереотипе как об упрощенном, схематизированном, искаженном образе, как о некотором  «дайджесте» Дайджест (от англ. digest - краткое изложение, резюме; лат. digerere - разделять) – подборка выдержек из различных источников на определенную тематику.    из свода моральных норм, политических доктрин, философии, религиозных установок. Здесь обнаруживается обратная сторона взрослости. Победа над временем дается ценой стереотипизации бытия, за счет стерилизации.

Мы уже сказали, что взрослый человек – человек не творческий по определению. Поскольку он становится творческим, он выходит, «впадает» либо в детство, либо в старость. Смысл липпмановского стереотипа состоит в том, что  нынешняя социальная реальность слишком сложна для среднего  человека. У него нет времени и знаний для её понимания. В сущности, он не является гражданином, поскольку не может осознанно участвовать в демократических процедурах. Вот здесь средства массовой информации и оказывают коварную услугу. Они предлагают (что называется, подсовывают) «среднему человеку» некоторые простые, легкие, понятные ходы  мысли и поведения. Эти «понятные ходы» и есть социальные  стереотипы по Липману.

Аналитика поведения взрослого


(Гарри Виногранд. В ресторане. 1979 г.)


(А. Картье-Брессон. Сиденье напротив. 1975 г.) 

Чтобы понять стереотип в узком смысле, сконструируем определенную ситуацию.

Даны объект и субъект. Под «субъектом» в данном случае мы понимаем взрослого человека, а под «объектом» - мир, окружающий его. Каждый, т.е. и объект, и субъект, имеет соответственно свой закон существования, развертывающийся во времени. В их временном взаимодействии возникает  противоречие. Возможны два его типа:

1) Темп изменения объекта обгоняет темп изменения субъекта. Попросту говоря, объект (это, например, «современное сверхсложное общество», «очень большая система», всё усложняющийся, подчас всё менее понятный современный мир, к примеру, какие-то «Интернеты», «Вай-фаи», «Айфоны» и т.п.) изменяется так быстро, что субъект не успевает следить за объектом, - он не понимает изменения объекта, - не может приспособиться к нему, не говоря уж о том, чтобы приспособить его к себе. Человек подавлен объектом, что может выражаться либо в фаталистическом  квиетизме Квиетизм (франц. quietisme, от лат. quietus - спокойный, безмятежный, quies - покой), религиозно-этическое учение, проповедующее мистически-созерцательное отношение к миру, пассивность, спокойствие души, полное подчинение божественной воле, безразличие к добру и злу, к раю и аду. Термин «квиетизм» приобрел и более общий смысл, став синонимом пассивности, непротивления, воздержания от какой-либо деятельности.   , либо в бессмысленной спешке, суете. Феномен  футурошока Футурошок - термин, используемый в прогностических заключениях Олвином Тоффлером, Фукуямой и другими современными футурологами. Выражает состояние оцепенения, замирания от страха, шока от открывающихся весьма мрачных картин, которые, по заключению некоторых провиденциально мыслящих философов, экспертов по вероятным Будущностям (Futuribles), ожидают человечество.   , на современной стадии своего развития описанный Алвином Тоффлером, характерен не только для нашего времени. Он присутствует во всяком сложном цивилизованном обществе, перегруженном коммуникациями.

Бегство от такого состояния: махнуть рукой на все и пусть все идет, как  идет. «Социальный стереотип» и позволяет  взрослому сохранить хорошую мину при этой плохой игре. Социальный стереотип предлагается, например, популярным телекомментатором, популярным политиком, известным писателем или другим «властителем дум». В результате взрослый человек по существу «болеет»,он темпорально болен, - больно его человеческое время, хотя в своем самодовольстве может этого и не замечать. Видео 12. Фрагмент из фильма "Сладкая жизнь" (реж. Ф. Фелиини, 1959). Видео 13. Фрагмент из выступления В. Жириновского.

2) Второй тип конфликта между субъектом и объектом выглядит так, как будто бы взрослый уверенный в себе человек обладает гораздо большей информационной мощностью, чем объект. Скажем, человеку (это, как правило, молодой амбициозный взрослый человек, который чувствует в себя избыток способностей) кажется, что он понимает до конца то общество, в котором он живет, - понимает его во всей его неподвижности, примитивности, тупости, неповоротливости, (как ему кажется). Объект не только примитивно прост, но еще и медленно изменяется, - медленнее, чем изменяется субъект под действием своих внутренних законов. Так чувствовали себя герои произведений Чехова, или Катерина  в трактовке Добролюбова из драмы А.Н. Островского «Гроза».

Взрослого охватывает фундаментальная скука, тоска, нетерпение, он страдает, мучается, как герой в провинции, как «лишний человек». («Как все надоело, как обрыдло! В Москву, в Париж, в Рио де Жанейро!). 

Видео 14. Фрагмент из фильма "Полеты во сне и наяву" (реж. Р. Балаян, 1984).
Видео 15. Фрагмент из фильма "Отпуск в сентябре" (реж. В. Мельников, 1979).

Здесь возникают мечты взрослого об улучшении, о прогрессе. Здесь появляются волюнтаристские утопии, что этот мир нужно до основания разрушить и построить новый, лучший.  Зуд радикального переустроения мира - это тоже темпоральная болезнь взрослых, особенно в рамках Новоевропейской цивилизации; новоевропейские взрослые люди  зараженысуетливым прогрессизмом. Вот в рамках такого суетливого прогрессизма и возникает отрицательная оценка стереотипа: стереотип как навязчивое повторение все одного и того же.

Итак, перед нами две взаимосвязанные темпоральные болезни взрослого человека, которые вызывают у него глубокие страдания.

Акмэ – возраст взрослости (страница 12 из 26)

Можно ли  «вылечиться» от болезней взрослости?

Как пройти по лезвию бритвы между футурошоком и суетой прогрессизма? Для этого необходимо  осмыслить свой возраст не как абстрактное число прожитых лет, а как индивидуальную характеристику  своей личной жизни. Представляется, что взрослый цивилизованный человек (т.е. – после « осевого времени Осевое время (нем. Achsenzeit) - термин, введённый немецким философом Карлом Ясперсом для обозначения периода в истории человечества, во время которого на смену мифологическому мировоззрению пришло рациональное, философское, сформировавшее тот тип человека, который существует поныне. См.: Ясперс К. Истоки истории и ее цель // Ясперс К. Смысл и назначение истории. Издание второе. Перевод М.И. Левиной. М.: Республика, 1994. С.28-287.   » – периода 800 – 200 гг. до н.э., времени, когда мифологическое мировоззрение сменяется философским) имеет мощное лекарство – это и есть стереотип, но стереотип, не возникающий стихийно, сам по себе, как дурная привычка, и, тем более, не стереотип, расчетливо навязываемый человеку властью,  а сознательно и разумно выработанный свой собственныйиндивидуальный стереотип.

Вот этот индивидуальный, сознательно выработанный в рамках своей культуры стереотип и есть оптимальная взрослость как таковая.

Стереотип вырабатывается каждым индивидуально, самостоятельно. Это результат его собственных  умственных, душевных и духовных усилий. Для этого необходимо исходить из древнего принципа«Познай самого себя!».

Маленький пример: Аристотель говорил, что человек, который дожил до 20-ти лет не нуждается во враче. Он сам знает свой организм лучше, чем любой врач, и, стало быть, может сам себе помочь наилучшим образом. Этот пример существенен потому, что критерий взрослости – это отсутствие нужды в наставнике. Инфантильность современного, в том числе и, как кажется, взрослого человека – это его неоглядная «вера в специалистов»: голова заболела – к врачу; лампочка перегорела – вызвать электрика; поссорился с женой – пошли к психоаналитику.

Система специалистов новоевропейской цивилизации разрушает саму идею взрослости. Человек не хочет сам сражаться с Кроносом (Хроносом), он перелагает эту обязанность на «специалистов». На самом же деле, стать действительно взрослым и ответственным это значит познать себя. Познать себя – это значит познать те стихии, которые таятся в твоей душе, это значит преодолеть субъект-объектную   дихотомию Дихотомия (от греч. dicha и tome - рассечение на две части) - деление объема понятия на две взаимоисключающие части, полностью исчерпывающие объем делимого понятия.   , связанную с болезнями человеческого времени.

Познать самого себя – это познать границы своих внутренних стихий и хитростью разума. Здесь мы все – Одиссеи, сражающиеся с хтоническим Посейдоном, мы все Зевсы, преодолевающие коварство Кроноса. Мы  своей волей пытаемся столкнуть эти стихии. Каким образом с помощью своей воли можно в пространстве границ между стихиями  подчинить их, подчинить воле.


(Посейдон и корабль Одиссея) 

В практическом плане это означает две вещи:

Во-первых. Взрослость – это  завершение  институционального Институциональное образование, т.е. образование в рамках социального института образования, каким является, к примеру, система государственных и частных школ, высших учебных заведений и т.п. Институциональное образование держится на корпусе специально подготовленных преподавателей, учителей, воспитателей, которые выступают как профессионалы своего дела.    образования. Нельзя учиться «всю жизнь», всю жизнь сидеть на школьной парте, как нас призывают ретивые педагоги. Во всяком случае, если  взрослого человека соблазнили поступить на какие-то очередные курсы, то он должен иметь в виду, что взрослый учится совсем не так, как учится ребенок. Институциональное школьное образование, рассчитанное на особенности детского возраста, при всех его достоинствах,  чревато серьезными проблемами, более того, - пороками. Оно открывает возможность ныне господствующим властителям манипулировать сознанием человека, навязывая ему социальные стереотипы в  Липпмановском Американский социолог и эссеист Уолтер Липпман (1889 -1974) известен своей концепцией общественного мнения, ставшей одной из классических, а также тем, что ввёл в широкий научный оборот понятие стереотипа. См.: Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т.В. Барчунова, под ред. К.А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда "Общественное мнение", 2004.    смысле. Оно инфантилизирует народ, мешая стать ему взрослым. Идея непрерывного образования – это соблазн оставаться всю жизнь безответственным ребенком. В частности, и  наш курс, хотя он исходит из особенностей взрослых, также не лишен  этой опасности.

Поэтому в нашем курсе особое внимание уделено формированию самостоятельной рефлексии своей жизни, что особенно эффективно достигается с помощью культуры письма, - в частности, культуры своих собственных дневников и воспоминаний, которые могут быть «противоядием» против бездумного «усвоения» знаний. Ведь по большому счету смысл образования в любом возрасте состоит в том, чтобы человек научился чувствовать то, что он действительно чувствует и думать то, что он действительно думает.

Вообще же, если брать социально-политический аспект, то необходимо осмыслить  отделение образования от государства, скажем, по образцу того, как была отделена от государства церковь. Многообразие форм образования в обществе хотя и поставит под угрозу стандарты профессионализма,  - породит еще целый ряд проблем, однако, откроет возможности для  формирования человека, который «думает то, что он действительно думает».

Мы говорим о самообразовании в   самом  широком смысле слова. Дневник в широком смысле слова, дневник, позволяющий в фиксированном слове «остановить мгновение», заставить его, по крайней мере, – помедлить, этот дневник, как некоторый универсальный вид удвоения мира должен занять подобающее ему фундаментальное место. Напомню известную, представляющееся иногда чудачеством, но  выражающую самую суть дела, заметку Л.Н. Толстого в своем дневнике: «…Идея писать по разным книгам весьма странная. Гораздо лучше писать все в дневник, который… составлял для меня литературный труд, а для других может составить приятное чтение».

Могут сказать, что речь идет лишь об интеллектуалах, о «пишущих людях». Мол, все прочие, которые не писатели, а «читатели», вовсе «не обязаны» писать дневники. Думаем, что это поверхностное суждение. Нужно учитывать, что дневники многообразны, но они во всем единстве своего многообразия есть атрибут каждого действительно цивилизованного человека. Культура дневника в нашем обществе по целому ряду как очевидных, так и еще недостаточно выясненных причин в значительной мере утеряна, ее нужно кропотливо и терпеливо возрождать. Культура дневника – это культура взрослого человека, который отдает себе отчет в том, что он делает, это основа для рационального самосознания и ответственности.

Во-вторых. Дневник – это не все, это только первый шаг. Не менее, а более важно – рефлексия рефлексии. Нужно обладать искусством перечитывать свои дневники, свои черновики (В. Шкловский), перечитывать так или иначе зафиксированную историю своей жизни, формировать выводы. Именно в этих выводах из истории своей жизни мы можем услышать шепот сократовского даймона. Нужно уметь прислушиваться к едва слышному лепету нашего ангела-хранителя, что и означает в известном смысле «вслушиваться в бытие», как учит Хайдеггер.

Эти практические приемы создания индивидуальных стереотипов выливаются в форму набора афоризмов, которые прямо приказывают, как надо себя вести. Скажем,«всё в меру», или «познай самого себя».По существу, перед нами феномен существования специфического философского жанра – философских афоризмов, которые каждый человек не только заимствует у великих, но и «изготавливает» для самого себя как набор индивидуальных максим, правил своей жизни. Чтобы философские максимы для самого себя, самостоятельно созданные философские афоризмы обладали эффективностью, необходимо опираться на  объект, о котором мы уже говорили, - на знание мира, на конституирование «жизненного мира».

Объект, с которым сталкивается взрослый, не однороден.

1. Да, в нем господствуют слепыевраждебные стихии, которые бросают Вызовы мне, и на которые я, чаще всего, не могу найти Ответа. Это мир необходимости, о  котором мы  всё время говорим, рассуждая о возрастах.

2. Но в объекте есть и дружественныестихии. Это мир милосердия, мир любви, мир свободы. Сюда входит цивилизованное или культурное общество (в своей значительной части, хотя и не целиком). Ведь общество, предстающее как образование культуры, само в известном смысле предстает как культура. В обществе бытийствует дружественная стихия самой дружбы и любовная стихия любви.


(Робер Дуано. Поцелуй у Отедь Де Виль. 1950 г.)


(Советская репортажная фотография) 


(Ив Монтан и Эдит Пиаф. 1953 г.)


(Кадр из фильма «Жюль и Джим». 1965 г.) 

В культуре аккумулирован опыт, память людей прошлого, которые, обладая незаурядной волей, сумели уже пройти между упомянутыми выше футурошоком и поверхностным прогрессизмом. Мудрецы прошлого уже выработали для себя индивидуальные стереотипы, вербализовали их, отлили в чеканные формулировки. (Марк Аврелий, Паскаль, Монтень, Декарт, Эйнштейн, и т.д.) Поскольку мы принципиально родственны этим могучим мыслителями, то их индивидуальные стереотипы могут быть «использованы» и нами.

Собственно, здесь индивидуальные стереотипы предстают как метод в широком смысле слова. Практическая философия, в конечном счете, и, религия, искусство, культура - это и есть тот метод, т.е. – та матрица, порождающая  стереотипы, с помощью которых, опираясь на дружественные стихии, мы выстраиваем свои собственные индивидуальные стереотипы. Они помогают нам в невыносимых ситуациях. Скажем, в таких как смерть близких. Ужас смерти близкого человека в известной мере может быть смягчен традицией, ритуалом, культурой,  философией, «Реквиемом» Моцарта. Смягчает ситуацию и риторическая афористика, о которой мы говорили выше.

Выводы

Итак, стереотипы в широком смысле, как неподвластное времени, как ритуал, традиция, как метод, как культура, философия – вот что может если не спасти, то, по крайней мере, – утешить радикальным образом взрослого.

Вопросы для самопроверки

1. Когда Вы впервые почувствовали себя действительно взрослым человеком?
2. Какие привычки в себе Вы больше всего цените?
3. Какие «вредные привычки» мешают Вам жить?

Дополнительные иллюстрации

1. Телесериал Роуэна Аткинсона «Мистер Бин». В ситуационной комедии на парадоксальных примерах высвечивается роль стереотипов в повседневной жизни взрослого человека.

2. Фильм Методи Андонова «Большая скука» (1973, Болгария). Метафизический подтекст фильма в том, как всё скучно в мире взрослых, даже деятельность удалого разведчика.

3. Фильм Джеймса Кэмерона «Терминатор» (1984) с Арнольдом Шварценеггером. Взрослый мужчина в расцвете сил в сущности предстает как робот, система универсальных навыков и привычек.

 


Открыть содержание курса