А.И. Куприн и его «Гранатовый браслет»


Открыть содержание курса

image273

Несколько слов о земляке и о малой родине

Начать хотелось бы с того, что я родом из Пензы, а Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в захолустном городке Наровчате Пензенской губернии. Так что мы с известным писателем земляки. Я неоднократно бывал в Наровчате. Там находится дом-музей А.И. Куприна, где родился будущий писатель, и Покровский собор, где его крестили. В окрестностях Наровчата расположены два известнейших в Пензенской области монастыря — женский Троице-Сканов монастырь и мужской пещерный монастырь, освященный в честь Антония и Феодосия Киево-Печерских. К слову, длина пещер этого монастыря в несколько раз превышает длину пещер Киево-Печерской Лавры. В общем, Наровчат — место уникальное, поэтому немного расскажу о нем.

Достаточно полныю биографию Куприна вы можете  увидеть, пройдя по данной ссылке, биографию в форме хронологической таблицы можно найти здесь, биографию же, изложенную достаточно вольно и художественно, можно найтиздесь

Но о малой родине Куприна, где весьма чтут память о нем, вы навряд ли найдете достаточно сведений на просторах Интернета, особенно сведений иллюстративного характера. Восполню этот пробел. Считаю это вполне уместным еще и по той причине, что тема России, которую он потерял, была для Куприна ведущей в годы эмиграции. Итак…

image275

Описание города Наровчата 1868 г.

Как мы помним, в повести А.И. Куприна «Поединок» главный герой был родом именно из Наровчата, в той же повести приводится местная присказка: «Наровчат — Наровчат, одни колышки торчат», что говорит о неоднократном сгорании города дотла. В приведенном документе 1868 г. указано, что в Наровчате 13 каменных домов и 537 деревянных. Было чему гореть.

Куприн провел в Наровчате всего лишь первые три года жизни, но они дали этому месту своего героя, так что предлагаю несколько свежих фотографий малой родины А.И. Куприна.

image277

Дом-музей А.И. Куприна

image279

Покровский собор, где крестили А.И. Куприна

В Наровчате традиционно широко празднуется день рождения писателя, и в рамках этого праздника уже более 10 лет проводится конкурс «Гранатовый браслет», литературная номинация которого обычно посвящена произведениям на тему любви. К слову сказать, я являюсь обладателем гран-при этого конкурса 2010 г. (за книгу «Бухта Барахта»).

Предлагаю вашему вниманию несколько фотографий, сделанных на этом празднике, прежде перейти к анализу произведения, давшего ему название.

image281

Памятник А.И. Куприну в Наровчате 

image283

Купринский праздник в 2010 г. 

image285

Писатели на Купринском празднике в 2010 г.

Так что добрая память об А.И. Куприне на пензенской земле живет и приносит весьма приятные плоды.

Фотогалерея

 

 image287      image289

А.И. Куприн — кадет;                     А.И. Куприн — молодой офицер

 

image291

Куприны с дочерьми Ксенией и Зиной, 1911 г.

 

image293

А.И. Куприн в последний год жизни

 

image295

Могила А.И. Куприна на Волковском кладбище Санкт-Петербурга

 

«Гранатовый браслет»

 

Теперь обратимся к рассказу А.И. Куприна «Гранатовый браслет», написанному в 1910 году и весьма популярному до сих пор, считающемуся образцом произведения, посвященного любовной теме.

image297    image299

Иллюстрация А. Куписевича                 Иллюстрация В. Якубича 

Ознакомьтесь, пожалуйста, с текстом рассказа или прослушайте его ваудиоформате

Для начала следует прослушать мелодию, которая является стержнем рассказа о великой, романтической, жертвенной любви, которая чрезвычайно редка во все времена. Эта мелодия — символ несбыточной любви Желткова к княгине Вере.

Видеофрагмент 1: Бетховен, «Аппассионата» 

Приведем слова генерала Аносова (выполняющего в повести роль классицистического резонера) относительно того, какова эта любовь: «А где же любовь-то? Любовь бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды? Та, про которую сказано — «сильна, как смерть»? Понимаешь, такая любовь, для которой совершить любой подвиг, отдать жизнь, пойти на мучение — вовсе не труд, а одна радость. Постой, постой, Вера, ты мне сейчас опять хочешь про твоего Васю? Право же, я его люблю. Он хороший парень. Почем знать, может быть, будущее и покажет его любовь в свете большой красоты. Но ты пойми, о какой любви я говорю. Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире! Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться».

Напомним сюжет рассказа. Действие начинается на даче княжеской семьи Шеиных празднованием именин Веры Николаевны, супруги князя. Во время застолья гости начинают играть в покер, а князь Шеин Василий Львович развлекает гостей рассказами, в которых правда юмористически искажена и доведена до абсурда. И в их числе звучит рассказ о влюбленном телеграфисте П.П.Ж., который якобы посылал Вере Николаевне каждый день страстные письма, а потом постригся в монахи; умерев, завещал ей две пуговицы и флакон с его слезами. Вот как эта история представлена в фильме:

 Видеофрагмент 2.  Х/ф «Гранатовый браслет».

 

  В середине празднества княгиня получила от горничной сверток, в котором был подарок и записка от поклонника с инициалами Г.С.Ж. Подарком оказался низкопробный золотой дутый браслет, украшенный кроваво-красными гранатами, а в центре его находился редчайший зеленый гранат. Это был подарок от того самого «влюбленного телеграфиста», ставший причиной бурного развития событий, завершившихся самоубийством Желткова и горькими раздумьями княгини над его судьбой.

image301

Иллюстрация А. Айдиевой 

image303

В достаточно вольной экранизации рассказа (фильм «Гранатовый браслет», 1964), которая зияет купюрами и топорщится вставками, например, из «Гамбринуса», нет чрезвычайно важных для понимания авторской позиции историй генерала Аносова о необычайной любви, случаи которой ему доводилось видеть. Не показана также линия Анны, сестры Веры, которая позволяет оттенить счастливый брак княгини Шеиной. Восполним купюры.

Анна презирает мужа, кокетничает с другими мужчинами, но остается ему верна, он же ее боготворит, не отходит от нее ни на шаг и оказывает ей смешные и утомительные знаки внимания. Анна порывиста, религиозна, и суть ее характера хорошо выражается власяницей под декольте. Княгиня Вера не такова: она сдержанна, спокойна, мужа любит и приводит их счастливый брак генералу Аносову как пример семейного счастья, Василий же Львович мил, красив, богат, любит жену и доверяет ей. Их брак можно счесть идеальным, если сравнить даже с браком Анны.

Истории, рассказанные генералом Аносовым, гораздо печальнее брака Анны. Первая — любовь молодого прапорщика к развратной жене полкового командира:«В одном полку нашей дивизии (только не в нашем) была жена полкового командира. Рожа, я тебе скажу, Верочка, преестественная. Костлявая, рыжая, длинная, худущая, ротастая... Штукатурка с нее так и сыпалась, как со старого московского дома. Но, понимаешь, этакая полковая Мессалина: темперамент, властность, презрение к людям, страсть к разнообразию. Вдобавок — морфинистка. И вот однажды, осенью, присылают к ним в полк новоиспеченного прапорщика, совсем желторотого воробья, только что из военного училища. Через месяц эта старая лошадь совсем овладела им. Он паж, он слуга, он раб, он вечный кавалер ее в танцах, носит ее веер и платок, в одном мундирчике выскакивает на мороз звать ее лошадей. Ужасная это штука, когда свежий и чистый мальчишка положит свою первую любовь к ногам старой, опытной и властолюбивой развратницы». Итог печален — инвалидность, а затем смерть прапорщика по прихоти этой Мессалины. Если сопоставить эту историю с историей Желткова и княгини Веры, то они похожи, с той лишь разницей, что Вера добродетельна, а потому не потакает противозаконной любви своего обожателя.

Вторая история столь же явственно перекликается с браком Анны: «А другой случай был совсем жалкий. И такая же женщина была, как и первая, только молодая и красивая. Очень и очень нехорошо себя вела. На что уж мы легко глядели на эти домашние романы, но даже и нас коробило. А муж — ничего. Все знал, все видел и молчал. Друзья намекали ему, а он только руками отмахивался. "Оставьте, оставьте... Не мое дело, не мое дело... Пусть только Леночка будет счастлива!..» Такой олух! Под конец сошлась она накрепко с поручиком Вишняковым, субалтерном из ихней роты. Так втроем и жили в двумужественном браке — точно это самый законный вид супружества. А тут ваш полк двинули на войну. Наши дамы провожали нас, провожала и она, и, право, даже смотреть было совестно: хотя бы для приличия взглянула разок на мужа, — нет, повесилась на своем поручике, как черт на сухой вербе, и не отходит. На прощанье, когда мы уже уселись в вагоны и поезд тронулся, так она еще мужу вслед, бесстыдница, крикнула: "Помни же, береги Володю! Если что-нибудь с ним случится — уйду из дому и никогда не вернусь. И детей заберу"». После этого муж, как нянька, опекал любовника своей жены во время военных действий, пока тот не умер от болезни к радости всех окружающих. Если бы у Анны не было власяницы под декольте, т.е. если бы она не была верна мужу, он наверняка повел бы себя так же, поскольку обожал ее сверх всякой меры.

В чем же проблема? Какой любви ищет идеалист Аносов, если итог тех двух случаев известен и непригляден? Может быть, честное супружество кажется ему скучноватым, поскольку от него самого сбежала жена? Вот как отзывается он о браке: «Но вот в большинстве-то случаев почему люди женятся? Возьмем женщину. Стыдно оставаться в девушках, особенно когда подруги уже повыходили замуж. Тяжело быть лишним ртом в семье. Желание быть хозяйкой, главною в доме, дамой, самостоятельной... К тому же потребность, прямо физическая потребность материнства, и чтобы начать вить свое гнездо. А у мужчины другие мотивы. Во-первых, усталость от холостой жизни, от беспорядка в комнатах, от трактирных обедов, от грязи, окурков, разорванного и разрозненного белья, от долгов, от бесцеремонных товарищей, и прочее и прочее. Во-вторых, чувствуешь, что семьей жить выгоднее, здоровее и экономнее. В-третьих, думаешь: вот пойдут детишки, — я-то умру, а часть меня все-таки останется на свете... нечто вроде иллюзии бессмертия. В-четвертых, соблазн невинности, как в моем случае. Кроме того, бывают иногда и мысли о приданом. А где же любовь-то?»

Куприн намекает, что любовь Желткова к княгине Вере — это и есть тот самый случай, и итог его абсолютно логичен. Желтков мог только умереть, поскольку перестать любить не мог, равно как и Вера не могла ответить ему взаимностью, поскольку была добродетельна и счастлива в браке. Зачем же Аносов искушает Веру идеальной любовью этого П.П.Ж.? Наверное, для того, чтобы появилась третья история высокой, ведущей к смерти, любви, о которой можно было бы поведать на досуге заинтересованным слушателям.

Вот сцена разговора Желткова с князьями Василием Львовичем и Николаем Львовичем Шеиными, пришедшими вернуть ему гранатовый браслет и объясниться.

 Видеофрагмент 3.  Х/ф «Гранатовый браслет». 

  

  Итог этой сцены известен: Желтков совершает самоубийство, выполняя телефонную просьбу княгини Веры «поскорее закончить эту историю» (кстати, в фильме телефонный разговор не состоялся: Желтков только помолчал в трубку), а также осуществляя предложенный им самим в разговоре с князьями Шеиными выход из ситуации.

Проблема в том, что любовь Желткова религиозна, он обожествляет человека, но Куприну эта страстная, неразумная, болезненная, самоубийственная любовь кажется высокой и достойной воспевания. Устами разных персонажей, в том числе и князя Шеина, он утверждает, что Желтков — не маньяк, что именно такой любовь и должна быть, что он не виноват в своем чувстве. Для Желткова княгиня Вера становится средоточием вселенной. Она заменяет и Бога, и Богородицу: не случайно гранатовый браслет он завещает повесить на икону Матки Боски, не случайно в предсмертном письме он обращается к княгине Вере строкой из молитвы «Отче наш» — так, как обращаются только к Богу: «Да святится имя Твое!» Желтков совершает грех самоубийства, который не прощается Церковью и не дает права быть отпетым и похороненным на православном кладбище, не дает возможности посмертного поминовения… Но для него нет Бога, кроме княгини Веры, а княгиня Вера дала ему по телефону четкое указание «поскорее закончить эту историю». Вот он ее и закончил, и даже удостоился того, что божество снизошло к его трупу, и даже плакало над его письмом.

image305

 Иллюстрация В. Конопкина

 В рамках индивидуальной религии Желткова его судьбу можно счесть вполне счастливой


Открыть содержание курса