квест для жителей спб

2. От медицинского к социокультурному подходу к старению. Пожилые как социовозрастная группа


Открыть содержание курса

Мир - лестница, по ступеням которой
Шел человек. Мы осязаем то,
то он оставил по своей дороге.
Животные и звезды - шлаки плоти,
Перегоревшей в творческом огне;
Все в свой черед служили человеку
Подножием, и каждая ступень
Была восстаньем творческого духа.
Максимилиан Волошин, "Путями Каина".

В понимании природы и, соответственно, поколенческих критериев и

границ старения сложилось два существенно отличных подхода: функциональный и хронологический. Первый, функциональный, отразил многовековую специфику социальной старости как процесса нарастающей утраты личностью своей физической работоспособности, а значит - и способности к материальному самообеспечению.

Социальная старость есть неспособность человека в силу возраста обеспечить себя всем необходимым и, соответственно, его переход на чье-то иждивение – таково широко распространенное как в отечественной, так и зарубежной науке понимание и определение социальной старости. Это чисто качественный подход, исключающий всякие формально-возрастные, т.е. количественно выраженные границы старости. Выделяемая таким образом социально-демографическая группа стариков  социально однородна.

Второй, хронологический подход к пониманию природы социальной старости, складывается в условиях индустриально-развитого общества XX в. и отражает рождение в нем принципиально нового социального института: пенсионного обеспечения по старости. Развитие пенсионирования сразу же потребовало введение строго формализованного возрастного порога старости, который колебался в границах 60-65 лет.

Объективность этого требования очевидна, но столь же очевидно и другое - нивелирование этими формально вводимыми «возрастами старости» людей, очень разных по своей реальной активности, работоспособности, здоровью и т.д. Другими словами, в хронологическом подходе оказался начисто утрачен качественно-функциональный аспект социальной старости, следствием чего и явилась высокая степень социальной неоднородности выделяемой на основе такого подхода группы стариков.

Если обратиться к различным возрастным классификациям, то единой точки зрения на начало пожилого возраста определить нельзя, что вполне согласовывается со здравым смыслом и научными концепциями о гетерохронности (7) развития человека. Периодизация возраста как разграничение человеческой жизни на отдельные этапы по биологическим, отчасти социальным и экономическим характеристикам, довольно сложна.

Число «стадий» развития человека после его рождения в соответствии с различными подходами может варьироваться от 3-х до 24-х. Наиболее простая и универсальная классификация включает три основных периода: детство, зрелость, старость. Древнегреческий философ и математик Пифагор (IV в. до н.э.) различал четыре периода в жизни человека, соответствующие четырем временам года: становление - «весна» (0-20 лет), молодость – «лето» (20-40 лет), расцвет сил – «осень» (40-60 лет), увядание – «зима» (60-80 лет).

Итак, метрическое время - годы жизни, количество прожитых человеком лет, - довольно условный показатель, если речь, конечно, не идет о том, сколько лет прожил человек. Даже биологический возраст организма в целом может не соответствовать прожитому. Слабость возрастных классификаций заключается в исключении социальных детерминант возраста.

В нашей стране принята следующая возрастная периодизация, которая нашла отражение в нормах законодательства, в том числе о труде и нормах пенсионного обеспечения:

Периоды

Границы

Новорожденность

1-10 дней.

Грудной возраст

10 дней-1 год.

Раннее детство

1-3 года.

Первое детство

4-7 лет.

Второе детство

8-12 лет мужчины, 8-11 лет женщины.

Подростковый возраст

13-16 лет мужчины, 12-15 лет женщины.

Юношеский возраст

17-21 год мужчины, 16-20 лет женщины.

Зрелый возраст I

Зрелый возраст II

22-35 лет мужчины, 21-35 лет женщины.

36-60 лет мужчины, 36-55 лет женщины.

Пожилой возраст

61-74 года мужчины, 56-74 года женщины.

Старческий возраст

75-90 лет мужчины и женщины.

Долгожители

90 лет и старше мужчины и женщины.

 

Итак, нет безусловной биологической реальности старости, но есть принятые нормы здоровья и социального состояния пожилых людей. Какой возраст установлен законодательством и институциональными нормами определенной страны, такой и воспринимается обществом как естественный. Условную границу между зрелостью (трудоспособностью) и старостью (нетрудоспособностью) для среднестатистического индивида в целом можно определить только посредством культурно-правовых норм, которые меняются со временем. Кроме того, всего за сто с небольшим лет существования пенсионных систем резко изменился сам характер труда у большинства занятых, что также влияет на определение границы между трудо- и нетрудоспособностью.

В этом отношении возраст можно сравнить с гендером (8)  и этничностью (9). Известно, как трудно дать определения «настоящих», «нормальных» женщины или мужчины, так же как «настоящего русского» или «типичного украинца» и т.д. Так же практически невозможно точно охарактеризовать человека пожилого возраста.

Вместе с унаследованной нами верой в мудрую старость первые научные философские концепции подарили нам и другой образ старости. Мы находим у Аристотеля, что болезнь есть преждевременно приобретенная старость. Старость – это естественная болезнь. Или: старость - результат утечки природного тепла и высыхания организма (Гиппократ, V-IV вв. до н.э.).

Несмотря на то, что здесь речь идет, прежде всего, о физической немощи, зачастую во многих случаях неизбежно возникает вопрос: как может быть могуч и мудр старик, страдающий неизлечимым недугом, истощающим его и дурманящим сознание?! Как могут «болезненная» старость и мудрость идти рука об руку? И насколько же мы почитаем старость, если желаем избежать, предотвратить ее? Поэтому нужно отметить, что исторически сложившийся и продолжающий бытовать в общественном сознании образ старости, противоречив и двойственен.

Практические рекомендации достижения долголетия можно найти в трудах и высказываниях древнегреческих ученых Аристотеля и Гиппократа, знаменитого оратора и писателя Древнего Рима Цицерона и многих других. Рецепты замедления старения есть и в древнегреческой, древнекитайской и древнеиндийской медицине.

Старость как болезнь и немощь до сих пор вызывает страх,  ее приближение заставляет искать способ, чтобы избежать неизбежного. В основе одной из основных социальных проблем старения – медикализации, т.е. преувеличенной роли  института медицины в определении того, что есть старость, действует именно этот алгоритм.

Римскому врачу Галену (I-II вв.) принадлежит важная мысль, что здоровье в старости качественно отличается от здоровья в любом другом возрасте и представляет собой некое промежуточное состояние между здоровьем и болезнью. Современные представления о старении не много, к сожалению, продвинулись вперед.

Два профиля, рисунок Леонардо да Винчи. По мнению искусствоведов, и в юноше, и в старике, художник изобразил самого себя. Обратите внимание на то, насколько отсутствие волос у старика делает его лицо более выразительным…

На практике принадлежность людей к категории старших возрастов обычно устанавливается в соответствии с принятым государством возрастом выхода на пенсию. Достижение данного возраста, независимо от реального выхода или невыхода, в современном обществе является одной из  «инициаций», знаменующих собой  переход индивида в мир старости. Что же касается здоровья и болезней, то они, скорее, идентифицируются как признаки инвалидизации, самостоятельные или дополняющие возраст.

Однако, к сожалению, существует стереотип «ухода здоровья с возрастом». Это, во многом, обусловлено и существующей трактовкой болезни как дисфункциональности и способа уклонения от выполнения социальных обязанностей. Однако болезни в той или иной степени излечиваются, а возраст «отменить нельзя», отсюда – возрастной фатализм и «пациентизация старости».

При этом границы пенсионного возраста в разных странах сильно отличаются. В настоящее время возраст выхода на пенсию колеблется от 55 лет для мужчин (Турция), 50  лет для женщин (Китай) до 65 лет для мужчин (Германия, Швеция, Великобритания) и 62 лет для женщин (Бельгия). При этом в связи со старением населения, вызывающим рост нагрузки на пенсионную систему, возраст выхода на пенсию во многих странах постепенно повышают, а возраст выхода на пенсию женщин «подтягивают» до мужского стандарта. Но Россия и Украина пока топчутся на месте между политическим популизмом и неумением объяснять населению необходимость изменений.

Современные пожилые люди представляют собой большую и неоднородную общность людей, рожденных приблизительно в период с 1916 по 1946 г., то есть находящихся в возрасте более 60 лет, объединенных, на первый взгляд, лишь по количеству прожитых календарных лет.

В связи с тем, что возраст как таковой может нам дать основание лишь формально отнести индивида к определенной возрастной группе, но более никак не поможет в характеристике человека, возрастные исследования, проводимые в рамках социологии возраста, объектом которой выступает возрастная структура общества, отдельных социальных групп и закономерности ее развития, а также социальные аспекты возрастных характеристик индивида и социальных групп, теряют свое значение. Бесспорно, что невозможно приписать определенные черты конкретной личности только на основании ее возраста.

Более важно, что возраст указывает не только на количество прожитых лет, но и на историческое время - время эпохи и общественной среды, в которой родился и живет человек. Филогенез (социально-культурный уровень) неразрывно связан с индивидуально-психологическим содержанием пожилого возраста (онтогенезом). Кроме того, сама тень прожитых лет, жизненных перипетий может многое рассказать о человеке.

Исторические и жизненные события формируют личность, ее ориентации, устремления и ценности. Таким образом, возраст и соответствующие ему социальные роли служат основой для объединения возрастной когорты и возникновения потенциальных антагонизмов с другими возрастными группами.

Психологи считают, что любой возраст связывается с ожиданием и осуществлением переломных событий, кризисов. К пожилому возрасту можно отнести целый ряд таковых. Это, прежде всего, ожидание выхода на пенсию, утраты близких людей, ухудшения состояния здоровья и материального положения. В этом смысле жизненные события формируют личность, но и формируются ею.

Фактически результаты пророчества зачастую самовыполняются, поскольку люди становятся старше и программируют себя на заданные события, считают постепенное ухудшение здоровья и качества жизни само собой разумеющимся. В социологической литературе отмечено, что в России люди уже в среднем возрасте часто ведут себя как низкоресурсная группа.

Подобные ожидания «отставки» и соответствующий стиль поведения обусловлены как объективными причинами, связанными с привычно низким уровнем жизни и несформированными досуговыми практиками, так и предрассудками и стереотипами по отношению к старости. Мир пожилого человека воспринимается лишь как тень прошлого, «нормального» мира.

Подчеркнем, что пожилой человек должен перестать быть в умах людей «старым взрослым», а приобрести новое качество. Человек не просто стареет, он становится пожилым, т.е. усваивает набор требуемых и ожидаемых образцов поведения, проходит возрастную социализацию, примеривается к ролям пенсионера, домохозяина, дедушки и т.д. Однако то, чем будет наполнен «последний» возраст индивида, полностью зависит от него самого.

 Контрольные вопросы

Биологические признаки и характеристики старения
Хронологические идентификаторы (10) старения
Варианты возрастной периодизации жизненного пути
Выход на пенсию как важнейший социальный маркер (11) старения


Открыть содержание курса