Старость – лучшее время человеческой жизни


Открыть содержание курса

«Бессмертно все, что невозвратно, 
и в этой вечности обратной 
блаженство гордое души».

 В. Набоков 

В развитых странах увеличивается продолжительность жизни и в связи с этим возрастает  количество пожилых людей. Как общество относится к старикам? Налицо две противоположные тенденции, восходящие ещё к первобытности.

С одной стороны, низкая оценка старости. Скажем, в позднем Европейском Средневековье, уже подготавливавшем Новое время, старость выявляла свои отрицательные стороны по двум моментам. Во-первых, по своей связи с болезнью. Болезнь рассматривалась в христианской теологии как  наказание за грех. Вслед за язычеством, особенно в повседневном здравом смысле, больные, увечные и старики получали заниженную социальную оценку. Эта заниженная  повседневная оценка выразилась в  фаблио Фаблио как жанр французской городской литературы получил особенное распространение в XIII в. Это сравнительно небольшое по объему комическое повествование, которое, как правило, заканчивалось моралью. См.: Словарь средневековой культуры. М.: 2007. с. 353 и далее. Иллюстрации можно почерпнуть у Мольера, который более понятен, чем фаблио. Напр. «Жорж Данден, или Одураченный муж» как в жанре французской городской литературы. Там также проявляется возрастная мифология, где обманываемый муж воплощает старость (в календарных праздниках – «уходящий год»). Он рогат, нещадно бит и – обратим внимание! – доволен. Юноша, особенно бродячий клирик, любвеобилен и удачлив.


(А. Шварценеггер)

Старость – лучшее время человеческой жизни(страница 3 из 31)

Тема геронтоцида (умерщвления стариков)  восходящая к архаике, сохранилась в превращенных формах и до сегодняшнего дня.  В  эксцентрической комедии Американский фильм Фрэнка Капры «Мышьяк и старое кружево» (1944). Действие происходит в доме двух приятных, но безумных тетушек, Эбби и Марты Брюстер, которые умерщвляют ядом всех, кто вступает в контакт с ними. Тетушки убивают людей и закапывают трупы в погребе с соблюдением трогательных траурных церемоний... Безумие тетушек на самом деле предстает как атавизм, т.е. как пережиток архаики.   , исполненной черного юмора, две благопристойные на первый взгляд старушки убивают всех пожилых джентльменов, которые хотели бы снять комнату в их доме.

Видео 2. Фрагмент из фильма "Мышьяк и старое кружево" (реж. Ф. Капра, 1944).

С другой стороны, почтительное отношение к старости. Старость уже в Античности и вообще в стабильном традиционном обществе чаще всего рассматривалась как ценность, - лучшее время жизни. Отсюда  же непреходящая тема старости в портретной живописи, напр. портреты стариков и старух у Рембрандта, портрет Ермоловой у В. Серова. Эта почтительность есть результат долгого развития  цивилизации.

Портреты.

                                                              
(Сократ. Античный бюст)


(В. Серов. Портрет актрисы М.Н. Ермоловой. 1905 г.)


(Рембрандт. Портрет старика в красном. 1654 г.)

Новоевропейская цивилизация, буржуазное общество относится к старости противоречиво. С одной стороны, оно вообще низко оценивает  старость. Но с другой стороны, буржуазное общество не может не наследовать традицию мировой цивилизации по высокой оценке старости.

Сейчас, на излете новоевропейской цивилизации возникает потребность, так сказать, заново «тематизировать» старость, разработать систему ценностных стереотипов для того, чтобы старик мог с душевным комфортом  идентифицироваться Идентификация - специфическое социальное отношение, в котором личность отождествляет себя с определенной группой, например: Я – «молодой человек», «Я – студент», «Я – пенсионер», «Я – женщина», и т.п.   со своим возрастом. Здесь обретают вторую жизнь ценностные установки античной философии, вообще – традиционного общества. В современном мире, поскольку в нем господствует культ молодости, классическая греческая философия поможет нам перенести процесс старения менее болезненно.

Культура античного и  христианского мира исходила из двух жизненных моделей, заслуживающих подражания: героя типа Ахилла с его короткой, но насыщенной событиями жизнью


(Франц фон Мач. Торжествующий Ахилл. 1892 г.) и почтенного старца-философа (в христианстве – Мафусаила)


(Пьеро делла Франческа. Мафусаил. 1550 г.)

стремящегося к спокойной, внутренне сосредоточенной жизни. В христианской изобразительной традиции можно проследить соответственно образ Бога-Отца, Моисея, Ноя,  и образ Бога-Сына, Христа, святого Себастьяна.


(Антонелло да Мессина. Св. Себастьян. 1475 г.)

Древние полагали, что наиболее почетна смерть либо в ранней юности, либо в глубокой старости, так как преклонный возраст, несмотря на все его минусы, - возраст торжества разума.

Старость и страх

Феномен старости в  плане личного существования может быть раскрыт через категорию страха. Страх возможен в двух проявлениях: в модусе боязни, т.е. низкого страха и в модусе высокого страха, который религиозные люди называют страхом Божьим. Под  знаком страха происходит старость, т.е. период жизни, который протекает во все более ясном видении неминуемой смерти. Но в зависимости от того, какой страх преобладает, складываются различные судьбы старости. Соответственно возникает старость настоящая, подлинная, достойная, с одной стороны, и старость не подлинная, жалкая, неудавшаяся,  - с другой.

Подлинные старики и неудавшиеся старики

В каждом конкретном человеке, достигшем соответствующего возраста, есть моменты настоящей старости,  и моменты не подлинной старости. Дело в том, какие моменты в нем преобладают. Соответственно, разделяются, с одной стороны, настоящие старики и с другой, те, которые оказались не на высоте призвания старости, - неудавшиеся старики. Настоящие старики захвачены прежде всего высоким страхом, - страхом не выполнить своего предназначения в мире, не исполнить свой долг. Неудавшиеся старики одержимы низким страхом, боязнью. Сюда относятся, например, старики-сластены, старики-сладострастники и  старики-честолюбцы, одержимые волей к власти.

Видео 3. Фрагмент из фильма "Лучше не бывает" (реж. Дж. Брукс, 1997).


(Тициан «Папа Павел Третий с внуками». 1546 г.)


(В. Серов. Портрет К.П. Победоносцева. 1902 г.)


(В. Серов. Портрет Эммануэля Нобеля. 1909 г.)

 Демокрит Демокрит - греческий философ (460 - 371 до н.э.) - основатель атомизма. Он считал, что высшее благо это блаженство; оно состоит в покое и веселье души и верней всего может быть достигнуто благодаря обузданию желаний и умеренному образу жизни.    говорил, что настоящий старик должен быть приветлив и серьезен. Если у человека к старости начинает преобладать разум, то старость удалась. Отсюда  подлинная серьезность настоящего старика. Напротив, неудавшаяся старость являет собой такую трагедию  личной судьбы, когда  человек, вступая в возраст старости, тем не менее сохранил преобладание чувственной или яростной души. И мы на лице его можем прочесть устремления чувственности или устремления гордыни.

Движение  по возрастам  проявляется в изменении сферы желаний. Желания настоящего старика – это желания разумной души. Они направлены за пределы своего тела, онирастождествляются с телом старика. Старик, преодолевая наивную идентификацию со своим телом, выходит за рамки своего тела  прежде всего через  общение с другими. Особаяприветливость старика  обусловлена тем, что он  как бы уходит от своего тела  в общение с Другими.

Есть такая притча об Иоанне:

Блаженный Иоанн евангелист дожил в Эфесе до глубочайшей старости, так что ученики едва  могли на руках приносить его в церковь, и, не имея силы сказать долгой речи, он в собрании паствы каждый раз ничего не говорил, кроме следующих слов: «Милые дети мои, любите друг друга!»  Наконец, ученики и братия, наскучив тем, что слышали одно и то же, сказали: «Учитель, почему каждый раз говоришь ты одно и то же?» На то дал он им ответ, достойный Иоанна: «Потому, что эта заповедь Господа, и если ее одну исполнять, то и довольно».

И молодые люди отвечают старикам «встречной любовью» (см. о любви  к старикам в «Пушкинской речи» Достоевского).

В соответствии с этим возникает особый статус старческой красоты, которая овевает настоящих стариков. Красота старости – это результат работы над собой, результат подлинной  удавшейся жизни. Гимн  женской старости в фильме «Александра»  Александра Сокурова, где показана прекрасная стать старой Галины Вишневской, восходящая к неолитическим Венерам.

Видео 4. Фрагмент из фильма "Александра" (реж. А. Сокуров, 2004).
Видео 5. Фрагмент из фильма "Александра" (реж. А. Сокуров, 2004).

Рита Леви-Монтальчини, итальянский нейробиолог, старейшая из живших в 2009 году лауреатов Нобелевской премии, сказала на пресс-конференции в Риме, устроенной по случаю её 100-летнего юбилея: «Несмотря на то, что мне исполняется сто лет, соображаю я сейчас – спасибо опыту – гораздо лучше, чем тогда, когда мне было двадцать».


(Рита Леви-Монтальчини)

Первый шаг к  настоящей старости – это «выход за  пределы своего тела». Для   настоящего старика старческие недомогания его тела не  стоят на первом плане. Он думает не о своем телесном благополучии в первую очередь, а о благополучии своих ближних (детей, внуков, учеников). Радости их духа, души и тела, радости их молодых душ – это главные радости старика. В этом конкретный смысл любви настоящего старика к детям и внукам.

Конкретно такое растождествление со своим телом у старика осуществляется через практику аскезы. Собственно, аскеза это первый внешний признак настоящего старика. Освобождаясь с помощью аскезы от непосредственной идентификации со своим телом, растождествляясь со своим телом, он идентифицируется не только с телами Других, но идентифицируется и с произведениями культуры, а также и с вещами мира вообще. Искусство и культура готовят нас к достойной старости, учат нас выходить за рамки своего тела, идентифицироваться с телами Других, с телом своей нации, со всем человечеством, с биосферой, с Землей, со Вселенной и, наконец, с Абсолютом. В этом глубинный смысл образования; оно представляет по сути дела подготовку к настоящей старости.

Символична фундаментальная предусмотрительность Марка Аврелия, который подбирал книги в деятельном возрасте, чтобы  читать их в старости. Культура как таковая, существующая не для обустроения материальных условий жизни, а как самоцель, - особенно гуманитарная культура, (философия, литература, живопись и т.д.) необходимы именно для старости. Старый  Дарвин Дарвин Дарвин Ч. Автобиография. Перевод проф. К.А. Тимирязева // Полное собрание сочинений Чарльза Дарвина. Под ред. проф. М.А. Мензбира. Госиздат, М.-Л., 1925, с. 3-42. «…в одном отношении мой ум изменился за последние двадцать или тридцать лет. До тридцати лет, и даже немного позднее, я находил большое удовольствие в чтении поэтов: Мильтона, Грея, Байрона, Вордсворта, Кольриджа и Шелли: даже еще школьником я с великим наслаждением зачитывался Шекспиром, особенно его историческими драмами…в былое время живопись доставляла мне значительное, а музыка высокое наслаждение. Но вот уже несколько лет, как я не могу выносить ни одной строки поэзии: пробовал я недавно читать Шекспира, но он мне показался скучным до тошноты. Я почти потерял и прежний вкус к живописи и музыке. Музыка, вместо того, чтобы доставлять удовольствие, обыкновенно только заставляет меня еще усиленнее думать о том, чем я занимался»    горько сожалел, что, превратившись в машину для переработки позитивных фактов, недостаточно уделял внимания  музыке, искусству. В результате, он на склоне лет должен был довольствоваться  массовыми сентиментальными романами, внутреннюю пустоту которых он в глубине души не мог не чувствовать.


(Чарльз Дарвин. 1878 г.)

Старость как творческий возраст

Творчество как производство новых и значимых идей – это коллективный процесс. В нем всегда может быть выделен новатор, который генерирует новые идеи, и так сказать, «отвечает» за новизну результата. Но необходим и «консерватор», который проверяет действительную значимость идей, высказанных новатором, так сказать «ответственный за значимость». Вот старик  часто весьма успешно выполняет  эту «вторую», но совершенно необходимую  роль творческого «консерватора».

Старость поэтому это креативный возраст, не менее креативный, чем  юность и зрелость, но творчество старика развертывается в особом измерении, а потому подчас не заметно так, как созидательная активность юности. Но без стариков творчество юности было бы невозможно.

Творчество старика не акцентировано на новизне, оно акцентировано на значимости. Старик – не инициатор нового, но он хранитель значимого, он хранитель культуры, ее «упорядочиватель» и систематизатор. Без его охранительной и систематизаторской работы само новое было бы невозможно. Вне системы, вне рамки значимого новое представало бы как просто хаос, случайные отклонения от существующего. Поэтому упорядочивающая культурная деятельность старика есть необходимое условие возможности новаций молодых.

Старость – лучшее время человеческой жизни(страница 16 из 31)

(Х. Гольбейн. Эразм Роттердамский за конторкой. 1523 г.)

Х. Гольбейн. Сэр Томас Мор. 1527 г

(Х. Гольбейн. Сэр Томас Мор. 1527 г.)


(Тициан «Автопортрет Тициана»)


(В. Серов. И.Е. Забелин. 1892 г.)


(В. Серов «Н.А. Римский-Корсаков». 1898 г.)

 В. Серов «П.П. Семенов-Тянь-Шанский». 1905
(В. Серов «П.П. Семенов-Тянь-Шанский». 1905 г.)

У старика особые отношения с вещами. Он выходит из своего тела  в жизнь вещей. Опредмечивание в вещах – фундаментальная процедура старости. Произведения культуры как бы изымают вещи из времени, представляя собой способ достижения бессмертия.

Специфический, сохраняющий и систематизирующий характер творчества старика накладывает печать на  существование его авторства.Авторствование есть соблазн молодости, это проявление высокого страха молодости не оставить по себе следа. Старик любит свои произведения, которые он оставитпосле себя и вместо себя, но он не придает особого значения своему авторству, разве что только с позиции ответственности. Настоящий старик любит культуру в себе, а не себя в культуре. В связи с этим творчество старика отягощено заботой об авторствовании лишь в той мере, в какой он несет ответственность за свое произведение.

Старик и история

Старик особое внимание уделяет сохранению и осмыслению тех вещей, которые его окружают. В связи с таким особым   интересом к вещам особая роль в деятельности старика отведена истории. Если думающему, духовно и душевно активному молодому человеку свойственно вести дневник своей жизни, выплескивая в культурные формы фиксированного слова фонтан эмоций и переживаний, то старик пишет мемуары.

Рембрандт. Портрет ученого. 1631 г.
(Рембрандт. Портрет ученого. 1631 г.)

Портрет М. Монтеня. Автор неизвестен. 1592
(Портрет М. Монтеня. Автор неизвестен. 1592 г.)

Послушайте несколько минут небольшой фрагмент из знаменитой книги «Опыты», очень советую Вам впоследствии ее прочитать.

Мишель де Монтень,  французскийписатель и философ эпохи Возрождения, автор книги «Опыты».

Аудио 1. Фрагмент аудиокниги. М. Монтень. "Опыты", «К читателю».

Мемуары - это сама непосредственная история, это, прежде всего, история своего тела, души и духа, рассказ о своей жизни как о целом. Воспоминаниями, если они записаны, дается цельность восприятия мира.  В этом смысле настоящий старик не только может, но и должен помнить; он, не только может, но и должен писать воспоминания. Мемуары в широком смысле слова – это сама основа культуры, историографии, - её нулевой пласт, опредмеченная память. Старик, таким образом, пишет не только мемуары, но иисторию вообще. В этом смысле старик –  историк по определению.

Органическая склонность старика к истории связана с тем, что он видит себя в контексте целого. Молодого человека господствующая чувственная душа  соблазняет на ситуационное поведение. Настоящий старик ведет себя не ситуационно, он ведет себя, имея в видуконтекст всей своей жизни. Каждый свой поступок он соотносит со всей своей прожитой жизнью, которая к тому же раскрывается с позиций целого (Вселенной), как  его  подлинной жизни. И целое (Вселенная, Абсолют) действительно оказывается  его  жизнью в результате его духовной работы.

Настоящая старость, таким образом, – это видение своей жизни как целого, которое, в свою очередь, включено в контекст всеобщего, в контекст предельных оснований бытия. У молодости не может быть такого видения, т.к. целое жизни молодого человека не сложилось, жизнь еще не случилась. Конечно, возможна интуиция своего будущего  молодым, но эта интуиция всегда относится только к сфере возможности, но не действительности. Ведь жизнь молодого может сложиться (случиться) по-разному, и никто не может сказать, как она сложится в действительности. Случайность, в мягких лапах которой  находится молодой человек, предстает как судьба. Случайность в жизни молодого вовсе не есть «непознанная необходимость». Старик, в жизни которого уже все случилось, освобождается от случайности как судьбы, он оказывается на стороне необходимости, и необходимость, - если это настоящий старик, - оказывается на его стороне.

Если настоящая старость представляет собой сбалансированность желаний и  возможностей, то неудавшаяся старость являет собой их трагический конфликт. Жалкая роль многих современных стариков определена не тем, что дети уделяют старикам «недостаточно любви, уважения и внимания», - не тем, что правительство «не обеспечивает» их «достойной» пенсией, медицинским обслуживанием, и т.д. Обеспечить их всем этим так же невозможно, как  наполнить бочку Данаид.

Дж. У. Уотерхаус. Данаиды
<span">(Дж. У. Уотерхаус. Данаиды. 1904 г.)

Жалкая роль определена тем, что они спровоцированы «ценностями»  современного общества потребления и поддались на эту провокацию. В этих эфемерных «ценностях» главное – чувственные удовольствия, брызжущий во все стороны избыток физических сил, успех, богатство, и т.д. Этот набор ориентиров и для молодого опасен и разрушителен, а для старика в духовном плане он просто гибелен. Настоящий старик сопротивляется этой провокации, помня о подлинной ценности равновесия и спокойствия. Он не требует невозможного от медицины, он не требует большой пенсии от государства, постоянно находящегося в «сложном положении». Он с пониманием относится к той мере любви и заботы, которые уделяют ему дети. Он озабочен не тем, чтобы получить(«причитающееся, заработанное»), а тем,  чтобы отдать, чтобы быть по возможности нужным. Специфика желаний настоящего старика именно в том, чтобы, как это и свойственно разумной душе, -отдавать, а не брать.

Неудавшийся старик  захвачен жестким, «мертвым» единством  со своим телом. Его трагедия в том, что ему представляется высшим несчастьем его индивидуальная  смерть. Настоящий старик не боится смерти своего тела, поскольку дух его уже вышел за его пределы, - поскольку он уже свободен в своей идентификации. Старость в этом смысле уже здесь и теперь есть «жизнь после жизни», или -  подлинно духовная жизнь. Высокий страх настоящего старика лишь в том, что он не сможет в достаточной мере «воспарить» над своим телом, так сказать «выйти» из него. 

И. Ф. Стравинский. 1965 г.
<span">(И. Ф. Стравинский. 1965 г.)

Выводы

Именно старик это и есть  человек как таковой в том смысле, что он старостью подводит итог своей жизни. Юность и даже зрелость в этом аспекте – это всего лишь подготовка к старости. Старость в своем явлении это нисходящее движениечеловеческой жизни, но по сути своей естьвосходящее движение к  высокому отождествлению с мировым целым, с Абсолютом, с Богом.

Послушайте фрагмент из книги. Ч. Айтматова "И дольше века длится день". Аудио 2.

Вопросы для самопроверки

1. Считаете ли Вы себя старым человеком?

2. Боитесь ли Вы своей старости?

3. Старость – это не только формальные показатели возраста. Кого Вы назвали бы старым человеком?

4. Кого Вы могли бы привести как пример достойной старости, знакомы ли Вы с настоящим стариком, который именно в старости достиг полноты своей жизни?

5. Могли бы Вы привести пример из художественной литературы «несостоявшегося старика»?

6. Согласны ли Вы с тем, что старик способен к творческой активности, - в каких смыслах, в каком отношении с другими?


Открыть содержание курса