Время жизни человека в пространственной проекции. океан – остров – дом (100)


Открыть содержание курса


(А. Бёклин. Остров мёртвых. 1883 г. 

Жизнь человека есть  борьба со своим возрастом, - сражение с  Хроносом Кронос, Крон, Хронос (др.-греч. ??????) - в древнегреческой мифологии - титан, младший сын бога Урана (неба) и богини Геи (земли). Первоначально - бог земледелия, позднее, в эллинистический период отождествлялся с богом, персонифицирующим время, Хроносом (др.-греч. ?????? от ?????? - время). Подробнее см.: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%F0%EE%ED%EE%F1    и попытки поймать  Кайрос Кайрос (др.-греч. К????? – данное время) - древнегреческий бог счастливого мгновения. У древних греков было два концепта времени, персонифицированных, олицетворенных как боги. Хронос - Бог прошедшего и все пожирающего; Кайрос - бог неуловимого мига удачи. Он появляется неожиданно, и поэтому на его помощь трудно рассчитывать. Кайрос указывает на тот благоприятный момент, когда нужно действовать, если хочешь добиться успеха. Этот бог изображался с большим чубом, за который можно было ухватить подвижного, ускользающего крылатого Кайроса. В руках у Кайроса весы: символ справедливости судьбы, посылающей успех тем, кто его достоин. Имеются и другие смыслы у данного слова, Кайрос - это момент метаморфозы богов, время перемен, стремление к гармонии. В философии: особое и обычно краткое по протяженности время, выделяющееся из потока космического и исторического времени высшим духовным значением происходящих в нем событий. По Н.Бердяеву, это «как бы вторжение вечности во время, прерывность в космическом и историческом времени, пополнение и исполнение времени». В дальнейшем изложении мы ещё вернемся к этому термину и раскроем его подробнее. Пауль Йоханнес Тиллих (1886-1965) - немецко-американский протестантский теолог и философ, представитель диалектической теологии, широко использовавший понятие кайроса. Ср.: «Лишь для абстрактного, отстраненного созерцания время является пустой формой, способной вместить любое содержание; но для того, кто осознает динамический, творческий характер жизни, время насыщено напряжениями, чревато возможностями, оно обладает качественным характером и преисполнено смысла. Не все возможно во всякое время, не все истинно во всякое время и не требуется во всякое время» (Тиллих П. Избранное. Теология культуры. М., 1995. с.217). Понятие кайроса применительно к человеческой жизни будет более подробно прояснено в лекции «Отрочество»    за его чуб. Это тяжба со своим  возрастом предстает, прежде всего,  как попытка, (вообще говоря, безнадежная!) - выйти из циклического времени, из колеса рождений и смертей, в линейное время, порыв в направлении к духовному бессмертию. Стратегия этой борьбы, как мы уже говорили, состоит в технологиях объективации. Но объективация немыслима без «использования» пространства. Если времяинтенсивно (каждый следующий момент уничтожает предыдущий), то пространство – экстенсивно, т.е. допускает возможность сосуществования «одного рядом с другим» и тем самым именно благодаря пространственному измерению мира создается,  как будто, иллюзия вечного пребывания.

Собственно, «технологии» борьбы с возрастом  представляют собой «технологии» сведения времени к пространству. Поэтому нам важны и интересны структуры пространства, - т.е. структуры нашего оружия в борьбе с временем. Главным средством в борьбе сХроносом является Дом человека, который мы уже обсуждали в связи с возрастом ребенка. Хороший дом способен, как ясно и из обыденных наблюдений и из всего исторического опыта, по крайней мере, увеличить «размер» возраста, - увеличить среднестатистическую продолжительность жизни.

Идея Дома в различных возрастах жизни

Дом есть полностью освоенная среда, он представляет собой специфическое пространственное образование, которое организует жизнь отдельного человека, семьи, коллектива, того или иного социума. Дом можно рассмотреть как инобытие или внешнее бытие тела человека, его опредмеченное бытие. Дом - это, в конечном счете, система привычек, стереотипов, определенная соответствующими вещами. В Доме люди у себя дома, здесь все подручно, здесь  все соответствует их природе и потребностям. К Дому относятся понятия комфорта, кейфа и уюта (дома – уютно, где уютно – там дом). Тело Дома не расходуют на процесс жизнедеятельности, в Доме  не оставляют отбросов. В священном семейном очаге не должен погасать огонь. Дом – всегда отчасти храм, в нем более или менее явно присутствует сакральный аспект.

Дом человека, - его семьи определен общим Домом той или иной общности, города, народа, нации. Наивно надеяться, что можно выстроить Дом для себя, если в стране распад и разруха. Соответственно, город как наш общий Дом это родное место, это святое место. Скажем, именно так строилось народное сознание в годы Великой Отечественной войны – несмотря ни на какие трудности, не отдадим Ленинград врагу! Выражение «исконные земли» (скажем, «исконно славянские земли») характеризует Дом применительно к этносам. И здесь то же чувство Дома, - святости родной земли, политой кровью и потом предков, - земли, которую мы должны сохранить для потомков.

Освоенное пространство той или иной общности в своей живой структуре, такое, например, как родная деревня, мой город, наша страна  предстает, по существу, как Дом общины, коллектива, социума. Р. Жирар обращает внимание на одну казалось бы мелкую деталь общежития в цивилизованных  обществах:  «отношения, даже между полными незнакомцами, отличаются беспрецедентной непринужденностью, подвижностью и смелостью». Это чувство безопасности и покоя - важнейший признак Дома той или иной общности.

 
Антрополог Р. Жирар 

Освоенное  социальное пространство, где мы «дома», где безопасно и уютно,   существует ритмически, - в ритмах возраста как человека, так  и семьи, большего или меньшего  социума. Повседневные наблюдения показывают, как ритмически меняется  мой город в разные времена года, - в дни праздников и будней, - в эпохи спокойной жизни и в эпохи каких-либо катастроф, скажем, войн, стихийных бедствий и т.д.

Возникает определенное пульсирование  возраста той или иной общности, так же как и отдельного человека.

Если  вернуться к индивидуальному плану возраста, то выйдя при рождении из своегоабсолютного Дома, т. е. - из чрева матери, обычный человек начинает строить свой собственный Дом. Но, будучи абсолютным или относительным, Дом всегда имеет экзистенциальный смысл, - задает основные человеку жизненные ориентации. Вся его жизнь может быть представлена как активность, отнесенная к Дому, - развертывающаяся вокруг Дома. Скажем, почему «квартирный вопрос» оказывался столь важным в советское время, - почему вопрос о жилье, в конечном счете, есть главная претензия народа к  власти и до сегодняшнего дня, когда начинающий жизнь  молодой человек в России оказывается, чаще всего, не в состоянии даже по ипотеке купить себе квартиру, - заработать на неё честным путем.


(«Нехорошая квартира». Музей Михаила Булгакова) 

Вечный этот вопрос коренится именно в том, что Дом есть базовое пространственное измерение возраста человеческой жизни. В самом деле, детство – представляет собой пребывание в родительском Доме как в своем. Отрочество – это многообразно понимаемый «побег» из родительского Дома. Все драматические трудности отрочества обнаруживаются   в связи с этой так или иначе предстающей «бездомностью».  Смысл зрелости в этом отношении в  том, что свой Дом построен - создана семья. В Доме  появились дети, которые «освятили» его. Наконец, старость – прощание с Домом - уход из Дома (как знаменитый «уход» Л. Толстого) или старость не только одного человека, но всего рода, например, «Падение дома Эшер». Старость, кроме того,  это передача Дома в наследство, т.е. обеспечение вещной связности поколений. Не в этом ли смысл, например, родового замка или родового поместья? Наконец, вся сложная и многообразная культура захоронений или – традиции и ритуалы, связанные с обеспечением памяти умерших, - весь этот комплекс по существу также мыслится по типу создания последнего (с устремлением и вечность!) Дома человека.


(Дом Эшер, иллюстрация к рассказу) 

Идея Дома,  представляющая пространственный эквивалент возраста, - пространство в перспективе возраста, однако, не будет до конца понятен, если не охарактеризовать связанные с ним другие концепты – Остров и Океан.


(Дж. Тёрнер. Восход у замка Норхэлм. 1845 г.) 

Идеи Острова и  Океана

Остров – не полностью освоенное, а толькоосваиваемое пространство. Остров задает важный для возраста период освоения.Уже на уровне семейного Дома мы видим, как ребенок «осваивает» Дом родителей как свой, - как он «исследует» его и «путешествует» по нему.

Остров, в противоположность Дому, «не храм, а мастерская». Здесь господствует не отношения сакральности, уюта, безопасности, комфорта, а утилитарные отношения полезности, использования. Остров это как бы каменоломня, где добывают камень для строительства Дома. На Острове находят ресурсы, которые представляются бесконечными (по крайней мере, «на наш век хватит»). Сюда же сваливают отходы. На Острове в большей или меньшей мере всегда царит «рабочий беспорядок». Здесь всегда витает начало риска; человек никогда не чувствует себя в такой безопасности и уюте, как в Доме.

Если же говорить о социуме, например, о нации или цивилизации, которая осваивает свой Остров, превращая его в свой Дом,  то  именно этот период освоения Острова определяет время поступательного, экстенсивного развития нации. Это время подъема А. Тойнби называл  Взлетом. В российской истории это 17-18 вв., когда русские в  порыве расширения, пройдя Сибирь и Дальний Восток, перекинулись на Аляску. Аналогичные завоевания мы видим у многих европейских стран, которые своими миграциями обозначили свой период Взлета.

Океан обладает свойствами горизонта человеческого бытия, в нем всегда обнаруживается сакральное начало, внутренне объединяющее его с Домом, и противопоставляющее Острову. Хотя мы практически ничего определенного не можем сказать о возможном возрасте жизни всей Вселенной, как и о возможном возрасте жизни всего человечества, тем не менее, представление об абсолютной точке отсчета необходимо, чтобы понять, что есть такое «возраст отдельного человека». Океан – чувственно созерцаемое или мыслимое пространство, которое всегда присутствует в человеческом бытии, но никак не может быть им освоено и использовано. Человек, постигая свой возраст в сравнении, осмысляет возраст своей жизни в отношении к вечности так же, как он соотносит четко ограниченные стены своего Дома с беспредельностью Вселенной. Если Остров это хаос, то Океан это подсознательный (архетипический) Хаос. Так или иначе вычленяемые моменты Океана служат ориентиром, (скажем – неподвижные звезды). Они недосягаемы для человеческого воздействия, но необходимы для самой общей ориентации в мире.

Послушайте! Видео. Фрагмент концерта. К. Дебюсси "Море" (Чикагский симфонический оркестр).

Два типа проживания возраста: Ахилл и Мафусаил

Отношение к Дому -  Острову - Океану позволяет выявить  две  возможности проживания своего возраста. Эти дваритма существования, два типапроживания своего времени, две стратегии возраста. Речь идет о моделях возраста, которые выстраиваются выдающимися людьми и служат образцами для подражания.

Один тип возраста мыслит Дом как временное пристанище, как некоторый «лагерь», бивуак, где на краткое время можно остановиться, перегруппировать силы и – дальше на неизведанный Остров - в походы, странствия, завоевания новых земель и морей. Этот тип возраста можно назвать проживанием жизни странника, кочевника. Для примера я выбрал бы таких античных героев как Ахилл, Одиссей , или таких исторических деятелей какАлександр Македонский , Чингисхан ,  или Ермак. Это не люди Дома; это люди Острова. В Острове центр их интересов и устремлений. Свой Дом такого рода люди мыслят как утилитарно полезный Остров, и Океан интересует их лишь постольку, поскольку он может служить для ориентира в перемещении по Острову.


(Ахилл)

(Александр Македонский на фрагменте древнеримской мозаики из Помпей)
(Александр Македонский на фрагменте древнеримской мозаики из Помпей) 

(Ермак Тимофеевич. Литография А.Г. Венецианова по оригиналу неизвестного художника. 1818 г.)
(Ермак Тимофеевич. Литография А.Г. Венецианова по оригиналу неизвестного художника. 1818 г.)

(Чингисхан. Фрагмент китайской картины XIV в.)
(Чингисхан. Фрагмент китайской картины XIV в.)

Назовем первый тип проживания возрастатипом Ахилла. Он живет в порыве в основном вне Дома, недолго. Иллюстрацией к такой жизни может служить известная «Поэма экстаза» А.Н. Скрябина.

Ахилл торопится всё совершить, ибо знает, что его век короток. В своей бурной жизни он – странник и завоеватель, - образно выражаясь, уходит с пира жизни, не допив свой бокал вина. В столкновении с Островом жизнь Ахилла всегда предстает как героическая:

«Герой – как вихрь, срывающий палатки, 
Герой врагу безумный дал отпор. 
Но сам погиб – сгорел в неравной схватке,
Как искрометный метеор…»
 (И. Бунин)

Мы можем припомнить такую стратегию проживания своего возраста и среди наших современников.  Это, скажем, и генерал Александр Лебедь, и наш бард 80-х Владимир Высоцкий.

Видео. Фрагмент концерта В. Высоцкого - песня "Кони привередливые".

Второй тип назовем типом Мафусаила. Эти люди, как правило, живут долго, как долго жили библейские патриархи, античные философы, многие современные ученые, некоторые, (хотя и не все!) политические деятели. Их внешняя, материальная жизнь не всегда богата событиями, но зато внутренняя, духовная жизнь полноцветна и насыщенна. Для них проживание возраста центрировано Океаном, но протекает по преимуществу в Доме. Их Дом вмещает в себя весь Океан.

«Воды глубокие
Плавно текут.
Люди премудрые
Тихо живут».
(А.С. Пушкин)

Два типа проживания возраста  могут быть сопоставлены  с Борхесовским разделением соответственно,  мира активного действия, с одной стороны,  и мира духовного созерцания, «Вавилонской библиотеки», с другой. Человек, проживающий свою жизнь как Ахилл, в своем активном действии  порыва вламывается в материальный мир. Он уходит из Дома и  развертывает свой возраст в  завоеваниях и путешествиях. Эта стратегия содержит в себе риск, агрессию и воинственность. Напротив, человек, проживающий свою жизнь как Мафусаил, обитает в идеальном пространстве «Вавилонской библиотеки». Созданное им однажды, при потреблении не разрушается, как не исчезают идеи при их передаче другим. Поэтому здесь, в сущности, нет жесткой конкуренции, а есть поиски общения, коммуникации, - диалога. Люди, проживающие жизнь Мафусаила, пребывают по преимуществу в идеальном пространстве, а потому не исключают друг друга. Христос немногими хлебами смог накормить многих, ибо он не материальную пищу давал, а духовную.

Между двумя типами проживания своего возраста нет жесткой альтернативы. Стратегия выстраивания возраста по отношению к миру  как у Ахилла, не исключает стратегию выстраивания возраста как у Мафусаила. Во-первых, во всяком социуме находят себе достойное место и буйные Ахиллы  и спокойные, уравновешенные Мафусаилы. Во-вторых, бывает, что человек прожив бурную молодость, в зрелом возрасте переходит от типа Ахилла к типу Мафусаила. Так странник Одиссей, возвращается на родную Итаку и, видимо, проживет долго, уже не как Ахилл, а как Мафусаил.  Синтез двух этих типов возрастов осуществляется как синтез различных стратегий  в культурном пространстве на грани реального, объективного, материального мира, с одной стороны,  и идеального, духовного, символического мира, с другой. Дом как вообще культивированное пространство социума создается  представителями двух различных типов возрастов; здесь необходимы и Ахиллы, и Мафусаилы. Вместе они задают необходимое сочетание социокультурного развития.

Если взять всемирную историю, то человечество двигалось в ней в различные эпохи с помощью двух типов проживания возраста, ритмически, циклически, мерцающе, осциллирующим образом. Преобладали либо одни стратегии, то другие.

Христианство с акцентировано духовной стратегией противопоставило себя язычеству, подчеркивавшему роль Ахиллов, т.е. - бойцов, завоевателей, готовых насилием подчинить себе весь земной мир. Христианство, напротив, высоко оценило роль старцев, живущих по типу Мафусаила и несущих тихое проникновенное слово проповеди, увещания. Правда, в дальнейшем развитии христианская цивилизация все более брала на вооружение экстенсивные формы завоевания материального мира, и в итоге превратилась в такую свою новоевропейскую модификацию, ориентированную на материальную власть, где, как казалось, были востребованы прежде всего Ахиллы, а не Мафусаилы. В эпоху Великих географических открытий и колонизации всего Земного шара,  в эпоху революций XIX и XX вв. власть снова  безраздельно захватили Ахиллы. Они навязали эпохе свой стиль жизни - короткой и блестящей. Мафусаилы ушли в тень, но, конечно, не исчезли. Сегодня, в эпоху надлома новоевропейской цивилизации, интенсивная  стратегия, тип проживания возраста Мафусаила,  возвращается к народам Запада в форме восточной концепции недеяния, хотя  нельзя забывать, что  и в самой христианской традиции есть мощный потенциал интенсивного типа проживания возраста, направленного в духовную глубину, а не на захват новых физических пространств.

Цикл развития, задающий своеобразныйметр глобального исторического ритма, предполагает сначала преобладание интенсивных стратегий (эпоха культуры, которая тихо, подчас незаметно, формируется Мафусаилами). Но наступает момент, когда тип биографии, выбираемой Мафусаилом, принимая превращенные формы, приводит к преобладанию экстенсивной стратегии (эпоха цивилизации). Здесь на первое место выходят уже не Мафусаилы, а  энергичные и деятельные Ахиллы. Они перестраивают материальный мир по тем духовным образцам, которые в тиши Дома были созданы Мафусаилами. Ирония истории состоит в том, что Ахиллы обычно плохо понимают замысел Мафусаилов, а потому материальная реализация их духовных идеалов напоминает, скорее, карикатуру.

Гиперактивизм Ахилла в реализации человеческой жизни чаще всего характеризует исторический упадок и  декаданс Декаданс, декадентство (фр. decadence - разложение, упадок; от лат. decadentia - падение) - понятие, которое часто встречается в истории философии при рассмотрении подъема и упадка культур и народов; говорят о декадансе в искусстве, литературе, политике и т. д., а также о декадентстве в поведении человека, в его взглядах на жизнь и в его отношении к миру; «симптомы» декаданса обычно связывают с произволом; настроение, которое проявляется как в искусстве, так и в философской, научной, религиозной, общественной мысли.   . Так, поздняя римская империя характеризовалась необычайным гиперактивизмом властителей. Здесь сплошь и рядом были «Ахиллы», которые при ближайшем рассмотрении оказывались Неронами. Приведем выдержку из исследования современного историка об эпохе позднего Рима:

 «…Социально-психологический тип сенаторов меньшинства (речь идет о Сенате времен Нерона и Флавиев, К.П.)  лучше всего определяется теми тремя словами, которыми Тацит в «Истории» характеризовал всесильного временщика императора Гальбы – Тита Виния: Audax, callidus, promptus, или в очень приблизительном русском переводе: «наглый, горячий, рьяный»… Promptus это представление о внутренней энергии, проявляющейся в немедленной реакции делом или словом на каждый импульс…Помимо энергии и броской талантливости, слово promptus предполагает быстроту реакции в опасный момент. Такие моменты возникали в жизни сенаторов меньшинства всякий раз, когда нетерпеливое стремление к власти, алчность и артистичность, увлечение риском ради риска ставили их на грань катастрофы. …Деньги и почести влекли их прежде всего как средство урвать от жизни возможно больше чувственных наслаждений. …когда Лиципиан был убит и Регулу принесли его голову, он, по рассказам, впился в нее зубами».

И сейчас, в условиях надлома новоевропейской цивилизации,  наше внимание привлекают, прежде всего, современные Ахиллы. Гиперактивизм революционных движений, гиперактивизм технического прогресса, как кажется, указывает нам на  безусловное господство новых «научно-технических» Ахиллов. Таковы, например, космонавты, рейнджеры, спецназовцы, террористы. Космонавты здесь особенно показательны, что самым непосредственным образом расширяют ареал обитания человечества, активно строят наш новый Дом на дальнюю перспективу. Но,  хотя Ахиллы необходимы, как всегда будущее определяют те, кто тихо и долго  заняты не расширением и присвоением физического пространства, а те, кто, в тиши Дома созерцают Океан и осваивают новые духовные пространства.

Выводы

1. Возраст человека проектируется на пространственные структуры жизни: Дом – Остров – Океан.

2. Всякий человек появляется на свет в родительском Доме, в течение своей жизни выстраивает свой Дом и умирает, оставляя Дом детям.

3. В соответствии со структурой организации человеческого пространства формируются два типа проживания своего возраста: стратегия Ахилла и стратегия Мафусаила. Ахилл стремится к захвату новых пространств на Острове, а Мафусаил духовным образом осваивает Океан, зачастую не выходя из Дома.

4. Человечество, исторически расширяясь в материальном пространстве, культивирует и духовное пространство, что связано с  увеличением  продолжительности жизни и с постановкой вопроса как о бессмертии человечества, так и о бессмертии отдельной человеческой индивидуальности.

Вопросы для самопроверки

1. Проследите в романе Т. Манна «Будденброки» и в романе М. Горького «Дело Артамоновых» роль семейного дома, обеспечивающего преемственность поколений в купеческих семьях.
2. Припомните образы различных типов проживания возраста в истории и в современности, типа Ахилла и типа Мафусаила.
3. Какой тип проживания возраста Вам лично ближе, - Ахилла или Мафусаила? - Вы хотели бы прожить яркую, но короткую жизнь, или спокойную и длинную?


Открыть содержание курса